?

Log in

No account? Create an account
Одиночество

Дневник Маркуса Тайлера. Весна 2003г. На руинах моих надежд...

 Выбор твой - вот твоя цена.
Между истинной и правдой - нескончаемая война.
Это была самая страшная и холодная Весна. В самом начале семестра я неожиданно узнал много нового о своей семье. Мои родители работали в противоположных сторонах войны: папа работал на ОВР, мама служила в Сопротивлении. Они более 15 лет обманывали всех вокруг, меня и друг друга, чтобы не раскрыться. А теперь передо мной стоял выбор: идти одним из путей родителей, остаться в стороне или пойти своим путем. Я слишком долго выбирал и думал... Папа неожиданно часто стал писать мне в Школу, с просьбой прийти поговорить с ним. Я хотел прийти, но как-то все вокруг диким чертополохом цепляло меня и оттягивало момент встречи: заботы о факультете, паранойя и бдительность старших, которые строго настрого запрещали покидать детям школу. Когда же я все таки вырвался на встречу – папа был занят и встреча отложилась. Зато я встретился с мамой. Женщиной, которая оставила нас с папой ради нашей же безопасности, но я тогда еще не знал об этом. Тогда я смотрел на нее с затаенной обидой брошенного ребенка. Но именно от нее я узнал правду об отце. Я в панике разрывался между ними обоими, не зная кому верить, страх, вселенный старшими разрастался с безудержной силой, уничтожая крохи доверия…

Я сам принял ее тело на Мобилокорпус, когда ее принесли в гостиную Слизерина. Принял и в шоке едва не выронил палочку, узнав, что она мертва. Снова боль, как в прошлом семестре, когда погибла кузина Элизабет, но в этот раз боль была глубже – погибла моя мать. Как я узнал от ее друга мистера Ренато Армани, ее убил проклятием Авада Кедавра сам Люциус Малфой…
Папа прислал очередное письмо и просьбу приходить в ДОМП. Но на нашу встречу была предсказана Смерть и в ДОМП я соваться побоялся. Последний раз я видел своего отца в проеме школьных ворот рядом с мистером Лестрейнджем. На следующее утро, когда я собрался идти в ДОМП в любом случае, я узнал, что моего отца больше нет среди живых. Его подлым и мерзким образом убили в больнице Святого Мунго кто-то из Сопротивления. В моем сердце образовалась сквозная дыра, в которой гулял ветер, перебирая обрывки воспоминаний...
От печальных мыслей забываюсь на учебе. Любимые зелья, на которых для меня не существует всего мира с его проблемами, кроме моего котла и тихо шепчущего мне оттуда зелья. Выпитое Сокровенное желание моментально дало эффект: я поговорил по душам с мисс Ледум и устроился в аспирантуру к профессору Снейпу. Мое зелье Женская месть очень пришлось по вкусу декану, жаль, не могу сам по достоинству оценить его качества. Профессор Делакур подарила мне яйцо дракона. Вылупилась крошечная драконица Рубедо. Малышка родилась с поврежденным крылом и лапкой, но благодаря колдомедикам Святого Мунго ей стало легче. Чувствую огромную ответственность за жизнь и здоровье крохи, доверчиво подставляющей мне свою шею для ласки.
Пишу письма. Сперва мистеру Люциусу Малфою, потом Теодору Малфою. Прошу разрешения забрать тело отца с целью похорон. Молчат оба. Злюсь и переживаю. Пишу письма за Завесу родителям. Невыносимо больно.  Слезы не приносят облегчения...

Почему у тех кто верит, ни на что не хватает сил?
Что Вам надобно от меня, голоса темноты и дня?
Почему у тех кто верит, в сердце вечно идет война?

 
В Бельтайн мне приснился папа, мы наконец-то поговорили. Отец многое рассказал о себе и причинах, заставивших его вступить в ОВР. Я понял, что хочу больше узнать этих людей, чем бы мне это не грозило. Проснувшись, я воспользовавшись суматохой праздника, улизнул в Хогсмит и оттуда – к ДОМП. Ночью в Хогсмите было страшно, но меня никто не заметил, а я уже никого не боялся. Гостей в столь поздний час не ждали, мне долго никто не открывал. Я стоял в полной темноте и ждал. Ждал до тех пор, пока мимо не прошла колонна в масках, возглавляемая человеком с светящейся косой. «А вот и Смерть» - мелькнуло в голове. Меня не заметили или сделали вид, что не заметили, ушли в портал, а я еще долго стоял очарованный этой четкой колонной в масках. Пока внезапно не вернулся мистер Морган, кажется удивился, но вызвал кого-то из дома. «Приходи завтра днем, поговорим» - было велено мне.
А днем прийти было сложнее и страшнее. Сложнее, потому что меня стали отговаривать и опекать все вокруг, как отговаривали от встречи с отцом. Всеобщая паранойя была отвратительна, спасибо лишь некоторым людям, понявших мое желание сходить в ДОМП и всячески пытавшихся помочь мне. Рыцарей я снова встретил ожидающим на пороге ДОМПа. Занятые люди, их можно понять. Короткое настороженное приветствие, холодный поцелуй вампира и меня вводят внутрь. Страха больше нет, ощущаю лишь глухую пустоту и ледяную тоску. Никаких чувств вообще больше нет, будто их выдрали с корнем. Когда меня спрашивают: хочу ли отомстить за смерть своего отца, я понимаю что – нет, что в этом нет смысла для меня, я не получу удовлетворения от этого. Я хочу победить смерть, а не преумножать ее, а для этого мне нужны силы и знания. Зачарованный и замученный тоской разум отказывается повиноваться, мои ответы не понимают, ко мне теряют интерес. Холодно. Безумно холодно внутри и пусто, наверное так ощущают себя после поцелуя дементора. Молодая вампир не понимает, почему на меня не действует ее поцелуй, а мне не объяснить ей, что ее поцелуй не способен растопить сейчас лед моей души, а может ей просто не хватает сил на меня. Знакомлюсь с Викторией Ледум. Маленькая, спокойная и в чем-то неуловимом похожая на свою сестру Алию. Чувствую еще непогасшее тепло ее души, тянусь к этому теплу, да только вампир то и дело врывается в нашу беседу, вызывая легкую приглушенную досаду и отвращение. Где-то рядом уже пытают и допрашивают школьников. Их сюда не звали, сами виноваты, но чувство вины – единственное чувство живущее во мне сейчас, толкает идти в защиту своих. На полпути меня наконец-то ловит эффект «поцелуя русалки» и отравившаяся кровью саламанд вампирша. Укус, боль, слабость, злость на себя и окружающих. Участливый взгляд Виктории и ее теплые пальцы, залечивающий раны. «Ты не должен злиться на нее». И внезапно злость сменяется чувством жалости. Я пытаюсь отогреть холодные пальцы вампира, глядя в ее полубезумные глаза. Задаю вопросы и получаю ответы. Теперь мне многое станет ясно, спасибо. Я еще вернусь к вам, обещаю.
Возвращаюсь в школу, успеваю показаться в больничном крыле и бегом на квиддич. Снова туман в голове, то и дело перед глазами встает образ вампирши, ее глаза и ее желание пообщаться с нашим Родри. Кажется я это озвучиваю вслух… Беготня вокруг меня и мисс Селвин, которая является внучкой Эйвери. Перед выходом на поле встречаю Герберта Родри и… больше не желаю вести его в ДОМП. Я сыграл только один матч, потом меня сняли… Участливые взгляды, постоянная поддежка Лили и снова чувство тоски.. Наблюдаю за игрой с края поля, одновременно безучастно и готовый сорваться в игру по первому зову. Зов… В голове словно два голоса, ведущие спор: остаться или уйти? Я хочу вернуться в ДОМП, там есть что-то важное для меня, кроме его обитателей, но бросить сейчас свой Слизерин я тоже не могу. Жду окончания матча. Слизерин выигрывает кубок и «техническое поражение, Тайлер был под Империусом». Что?! Откуда?! Это «подарок» не из ДОМПа точно.. Родри? Вот спасибо ему. Но Проклятие свежее, а я не играл, значит все в порядке. «Через 10 лет будет новый Темный Лорд!» - громко смеется кто-то из толпы. Усмехаюсь горько: как бы не напророчили на свою голову.
 Весь оставшийся день меня стерегут как невероятную ценность: имея на себе укусы вампира, я могу быть в любой момент вызванным. Почему-то я знаю, что не вызовут. Но мне не верят и продолжают ходить за мной по пятам. Начинаю ненавидеть этих параноиков, боящихся за свою жизнь и отнимающих у меня мой выбор. Уйти в ДОМП мешает лишь свое чувство совести и знание бессовестности Рыцарей. Остаток вечера провожу на качели напротив ворот. Жду кого-то, кто явно не придет. Вверх-вниз.. Обрести бы крылья и улететь из этого Дома, ставшего мне клеткой. Рядом со мной переливается весь цвет Хогвартса: Рози Сикерт, Алиса Рид, Эра Кроль, Лили Йондж.. Все находят какие-то слова утешения, даже когда я им сообщаю, что мой отец служил в ОВР и возможно убивал их родных и близких. Они простили и его и других.. А я не могу простить себе, что не нашел время пообщаться с родителями, когда был так им нужен... Префекты вежливо, но настойчиво просят меня идти в гостиную Слизерина, с явной целью запереть меня там. Не удерживайте неудержимое. Сбегаю из под конвоя прямо перед дверьми гостиной. По тайному ходу пробираюсь в коридоры Грифов. Чувствую начавшуюся панику в подземельях. Сталкиваюсь с гриффиндоркой, прошу не выдавать. Вижу сомнение в ее глазах, но мне позволяют укрыться в коридоре спален. Куда дальше? Придумываем тысячу и один негодный способ защиты меня и школы от вампиров. Чувствую, что сейчас есть только один человек, который меня поймет — Тиль Доминик, муж моей погибшей кузины и возможный мой опекун. Но его сейчас как назло нет в школе! Вылетаю в коридор, зная что там Хотетовский, друг Тиля. Тут же оказываюсь схвачен перепуганными префектами змеиного факультета. Полночи жду Тиля, вампиров и слушаю лекцию о своем безрассудстве от старост. Мне безразлично. Я не собирался предавать факультет и школу, хотя мог бы сделать это, возможностей было полно, я просто ненавижу, когда кто-то покушается на мою свободу и прошу оставить меня в покое.
    Последний день учебы. Старший и средний курсы сдают экзамены. Младшие тоже что-то сдают, но менее активно. Ходят слухи, что вампиров больше нет, с меня сняли надзор. В походе за водой пообщался с мисс Селвин, приятной девушкой с моего курса. Она очень переживает за своего дедушку мистера Джерома Эйвери. Прекрасно понимаю ее. Предлагаю свою дружбу и поддержку. Решаем сбежать в ДОМП, проведать ее дедушку после вручения дипломов. Одну я ее не отпущу, я в ответе за свой младший курс, а тем более за детей с родственниками в ОВР. Несколько часов до окончания семестра. Привожу в порядок нашу комнату, нахожу эссе Лили по клубкопухам. Зачитываем вслух и.. чувствую неожиданное тепло, которое таилось в моей душе. То самое тепло, которое я так и не успел подарить своим родителям. В пальцах шевелиться теплый черный пушистый клубок, озорно поблескивая зелеными глазками. Кладу его на кровать и создаю еще одного, четко осознавая для кого он будет. Первый клубкопух недовольно шипит и гонит второго, с матовыми зелеными глазами прочь. Успокаиваю их обоих, сажаю в сумку. У соседок тоже скачут шаловливые зверьки. Девушки смеются, ловя их по комнате. Мисс Селвин хочет подарить своего клубкопуха дедушке.
 Перед самым выпускным успеваем с Домиником оформить документы на опекунство. Папа одобрил выбор, он доверяет Тилю. Доминик вечно занят своими драконами и аспирантами, но для меня у него всегда есть минутка пообщаться. В момент подписания опекунства и провозглашения Тиля Доминика моим приемным отцом, я словно слышу захлопнувшуюся дверь прошлого. У меня были замечательные родители, которые большую часть жизни посвятили работе, а не семье. Это был их выбор и я ценю его даже после их смерти. Я всегда буду помнить о них и о том, что они сделали для меня. Но теперь мне нужно идти вперед.
 
В судный день мой, в день печали,
Дай мне силы исполнить долг.
  
  Церемония вручения дипломов в хогсмитском ресторанчике, красивая, радостная. Вспоминаю наш с Лили сон, по приезду в Школу. Нам тоже снился наш выпускной, который мы весело проболтали в уголке, придумывая составы новых зелий и нашу жизнь за стенами Хогвартса. Нашу совместную жизнь. Но сейчас в яви я уже сомневаюсь в этом сне. За несколько месяцев все перевернулось вверх тормашками и каким и с кем я встречу свой выпускной — вопрос времени. По просьбе декана убегаю в школу варить зелье, кажется мне снова в темноте мерещатся Рыцари, хотя ходят слухи, что их арестовали. Как же мисс Селвин?... Ловлю ее, Лили и Доминика среди праздника. «Пойдемте к мистеру Малфою, поговорим о наших родных, я хочу знать кем был мой отец» Девушки заняты чем-то радостным, я ухожу один. Бродим с Домиником по Хогсмиту, узнаем, что Малфои арестованы и пробиться к ним до суда невозможно. Молча выражаю свое негодование. Подходят заплаканные Селвин и Йондж. «Дедушка погиб... Мне мисс Сен-Жермен только что сказала...» Внутри все обрывается, я надеялся, что хоть этим девушкам не придется плакать. Пытаюсь утешить и не рыдать самому. Доминик носится по Хогсмиту пытаясь уточнить информацию об Эйвери и добиться нашей встречи с Люциусом Малфоем. Зал суда забит до отказа. Перешептывающаяся, ругающаяся, смеющаяся живая масса людей, пришедших каждый со своей целью. Нам будет разрешено поговорить с Люциусом Малфоем. Селвин крепко сжимает мою руку и держится молодцом. Высокий, статный, гордый беловолосый мужчина в черных одеждах — тот самый Люциус Малфой, чья казнь снилась мне после Рождества в Нарнии. Я получаю ответ о моем отце, не слишком приятную правду, но все же. Благодарю его за быструю смерть моей матери. Заглядываю в глубокие спокойные глаза мистера Малфоя и желаю ему быстрой смерти, уже зная о вынесенном ему приговоре. Я простил ему то, что он сделал в своей жизни, я уважаю его за то, чего он добился. Мисс Селвин получает свои ответы, мы пытаемся вручить моего клубкопуха Малфою, но стража категорически против. Провалитесь пропадом, раз вы отказывайте в дарении самого важного — душевного тепла тому, кто уходит в мир иной...
 Люциуса Малфоя убили подло и отвратительно, но ведь взрослым виднее, как им поступать на глазах детей? Когда же кончатся эти слезы....  
 Теодор Малфой ушел неожиданно, но осознанно сделав свой выбор. Бедная Лили прорыдала полночи. Я и подумать не мог, что он так был важен для нее. Забавно, но она не раз говорила, что я чем-то похож на Теодора Малфоя, а я не придавал значения.
  Как странно, но именно в этом семестре наша тесная дружба с Лили, готовящаяся перерасти в нечто большее, дала трещину. Я по-прежнему буду заботиться о своих друзьях, но к себе в душу пущу немногих..
 С мисс Селвин мы отправили клубкопуха Малфою за Завесу и там же я пообещал мистеру Джерому Эйвери, что беру на себя защиту и заботу о его внучке. Общие потери объединяют..
  В Хогвартс-экспрессе ехали, тихонько делясь впечатлениями, планами на будущее. Хочу связаться с мистером Морганом, ближайшим другом моего отца, поговорить с ним. Умение доставать кого угодно должно пригодиться...
  Сегодня я уезжаю из Англии. Закрыв дверь родного дома, я уеду в так нелюбимую мной Румынию к дорогим мне людям. Я оставлю дома боль и разлуку, чтобы где-нибудь впереди встретить надежду и счастье. Я не забуду прошлое, чтобы жить настоящим и создавать будущее. Я вернусь, каким бы не был мой выбор
..

Последний семестр, последний май
Волшебство на заказ, выпускной угар
Я знаю довольно много тайн
Кроме той, что Тебе нанесла удар..

Comments

Маркус, я тут подумал и хочу предложить тебе пока не ехать в Румынию. Есть возможность изменить планы и отправиться к моим бабушке и дедушке. Они живут на Гебридских островах. Так что ехать из Хогсмида совсем близко.
Тиль, я поеду куда угодно, но только с тобой, если ты не против. Я не хочу больше никого терять. Румыния была ужасна для меня год назад, потому что там меня были вечнозанятые родители и пара знакомых. Теперь же там есть ты и Тирлич.
Надеюсь, что сейчас все хорошо будет у тебя.
И прости, если не смогла помочь тебе и мешала...
Рози, дорогая, мне было очень важно твое участие, ты помогла мне во многом, спасибо)
Маркус, я очень рада, что сейчас у тебя все налаживается. Хоть я и мисс "Ступефай", я все равно готова тебя поддержать и помочь, если что! Очень надеюсь, что теперь мы сможем общаться чаще! И я смогу развлекать тебя хоть иногда. Твоя улыбка - прекрасна!
Черная стадия должна рано или поздно закончиться.
Извини за мисс "Ступефай", но с тобой было весело шутить! Спасибо за улыбки и заботу!
Маркус вырос =)
Он вообще у меня мальчик быстрый ;)
Маркус, ты прав в своей надежде. Жаль, что мы (имею в виду весь Слизерин) упустили не только время, но и своевременную возможность узнать друг друга поближе, поделиться мыслями. Отчасти это было вызвано слизеринским сдержанным воспитанием, отчасти - общей суматохой и неспокойной ситуацией в школе.
Будь моя воля, я бы тоже тебя в ДОМП одного не пустила. Проморгала этот момент. Что забавно, мне говорили то опасаться тебя (после поцелуя), то оберегать тебя.:)
Последняя ночь была и ужасна, и прекрасна. Многие ответы получены, но многое еще совсем не ясно.
У нас на факультете не сильно принято делиться чувствами. А я тем более не привык к этому. Школа во многом переменила мое отношение к окружающим, я научился доверять, прислушиваться к чужому мнению и чувствам. Однако, в этом семестре я многое пропустил, увлекшись своими проблемами. Пропустил Фаберов, тебя.. Извините. Это будет мне уроком.
На факультете, видимо, считали, что я под поцелуем поведу тебя в ДОМП. Оберегать - вот это забавно, мисс Йондж уже не годилась для этих целей? Она не оберегала, она просто была рядом, мы оберегали друг друга.
Последняя ночь расставила многие точки над "и", но еще много букв надо поставить на места.
Черное, пушистое и с зелеными глазками - это скорее всего не клубкопух, а шмела. Не знал, что они умеют летать за Завесу, бестии. Здорово!
Извини, что почти не пересекались. Я постоянно чувствовал, что тебе нужна поддержка, но не знал, как ее предложить. Единственный раз это удалось сделать - когда я предложил тебе "Звездную Черепаху". Дети войны взрослеют быстро.
Может это маленькая шмела? Просто они у нас всех были разные, с разными глазками, с хвостиками и без, у кого-то даже с ушкам, как у летучей мыши.
Всем хватило проблем, поддежку оказывал тот, кто был рядом и ты тоже) "Звездная черепаха" была очень кстати! Спасибо!
Маркус, я чувствую, что мы не договорили с тобой тогда в ДОМПе. Мне бы очень хотелось продолжить тот разговор и вообще пообщаться об очень многом...
Если твой отец разрешит съездить ко мне, я буду безумно рада.
Виктория Ледум.
Префекты не паниковали и не боялись. За себя могу сказать, что была зла.
подлецы) таки все подлецы))
Ммм Маркус, Маркус, а боялись-то совсем не за Вас :) На Вас жутко злились.
А отчёт в целом очень интересный )
За меня переживала Лили, остальные так заботливо выражали свою злость, что казалось сопереживали) Правда, после того побега на Гриффиндор, я действительно побаивался, что Вы с мисс Альбирео меня покусаете) Спасибо за беседу в ночи)